Усадьба-музей Раецких (Райца)



а.г. Райца 

+375(29) 783-89-87



 Усадебному дому Раецких в агрогородке Райце перевалило за 200 лет. Одним из его владельцев был брат возлюбленной поэта Адама Мицкевича Марыли Верещако, Юзеф. Затем дом перешел графу Путткамеру, внуку Марыли. В 1910 г. имение в приданое получила его дочь Янина, которая вышла замуж за профессора Краковского университета Адама Желтовского. Желтовские пробовали сдавать дом в аренду, но в конце концов отдали усадьбу в дар католическим монахиням ордена паллотинок, в 1939 году их здесь жило до 60 человек. Долгое время здание и парк приходили в запустение, пока их за одну минималку не выкупили супруги Вера и Александр Солдатовы. Они переехали сюда жить и работать. Узнали подробную историю усадьбы, занялись ее восстановлением.
 Александр Васильевич – иконописец, его мастерская находится в усадьбе. Когда у Солдатовых гостили монахини, преемницы тех, которые когда-то жили в усадьбе, то засвидетельствовали, что именно в этой комнате находилась молельня. Иконописи Александр Васильевич обучался в монастыре, к работе приступает только после поста и молитвы. В среднем на одну икону уходит месяц работы. Краски готовит сам из камней-минералов, тщательно перетирая их в порошок, добавляя квасцы, яичный желток и… душу. И цвета получаются ясные, не меркнущие столетиями. Поэтому работы Солдатова полны светлой энергии и необычайной силы!
 Вера Евгеньевна – мастер по соломоплетению, член Белорусского союза мастеров. Церковь Святого Иоанна Крестителя в музейном комплексе «Дудутки» украшают «Царские врата» – иконостас ее работы из соломки. В выставочном зале, который находится в усадебном доме, можно видеть ее соломенные шедевры: подвесных «пауков», венчальные короны, огромного зубра, точь-в-точь, как тот, с которым некогда уехал в Венесуэлу ее бывший президент Уго Чавес. И Хиллари Клинтон получила в подарок соломенную шляпку работы Веры Солдатовой. Была у Веры когда-то мечта – сделать музей соломки. Удивительным образом мечта стала реальностью…


«Сегодня мы живем жизнью, наполненной до конца наших дней! Если мы сможем довести восстановление до конца, то, считаю, и жизнь удалась, – улыбается Вера. И начинает неспешный рассказ об истории усадьбы: – Первые сведения о поместье, которые мы нашли, датированы 1511 годом. В это время усадьба уже существовала, Дунины выкупили ее в 1527-м и по месту жительства – Райца – стали Раецкими. Семейство было весьма «разноплановым»: одни служили священниками, другие – агитировали за «царя-батюшку», третьи прятали золото с Бонапартом, а четвертые участвовали в восстании Кастуся Калиновского, за что и лишились усыпальницы-церкви, изъятой царскими властями. Это не основной дом, а загородный, в нашем понимании – дача. К ней прилагалось 1000 га земли. В этом помещении размещались кухня и каменное хранилище. Заканчивался двор в конце липовой аллеи столбом с гербом Раецких, это был выезд на Новогрудок».


 Столб был воздвигнут в честь единственного сына Раецкого – Оттона, убитого казаками во время военных действий. Оттон, по свидетельствам современников, спрятался в дупле, но был найден и убит. А на месте его гибели отец установил памятный столб с фигурой Богоматери наверху. Во время восстания 1863 года поляки отвинтили и спрятали табличку со столба. А Советы поступили еще хуже, загородив вид на колонну туалетом.
Усадебный парк обладал уникальными розарием и оранжереей. На старых фотографиях видим, что у дома был постоянный цветущий ковер, на центральной клумбе даже угадывается геральдика рода, постараемся ее восстановить. В парке росли пирамидальные дубы и плакучие ясени. Остался восьмитычинковый каштан, памятник природы, сегодня охраняемый государством, который был привезен хозяйкой Раецкой с парижской выставки. А еще здесь растут черная береза, белый тополь (около 500 лет), 500-летние дубы и несколько сортов клена.

 В доме ничего особенного, кроме того, что ему 204 года. Он в хорошем состоянии, пристройка 1955 года – в худшем. Но, конечно, все требует капитального ремонта, на что уходит много средств, приходится заменять прогнившие бревна в стенах. К своей радости, обнаружили, что паркет 200-летней давности сохранился неплохо. Разобрали все инородные послевоенные стенки, вернули дому изначальную планировку, сложили русскую печку. Тронули штукатурку, рухнула стена.
Дом был оштукатурен известью, а раньше ее готовили заранее для потомков, за столетие до постройки. Поэтому мы сегодня штукатурим экологическими материалами: глиной с кострой. 
 Путткамер заказывал мебель по английским образцам у местных мастеров.
 Усыпальница появилась через четыре года после постройки дома, недавно мы отметили ее 200-летие. До сих пор диву даешься, как можно было ее воздвигнуть из огромных валунов без современной техники! В 1959 году именно современной техникой «разодрали» алтарную часть, а в 2000-м начали восстанавливать и бережно проводят реконструкцию.
 От мельницы, сукновальни и винокурни ровным счетом ничего не осталось.

  Место уникальное: недалеко до озера Свитязь и до родника с «мертвой и живой водой» в Косичах, до камня филаретов и филоматов и родника «Кипятак» с его шестнадцатью ключами.
 Солдатовы стараются поддерживать экосистему, не сжигают листья, давая им возможность перегнить. 

 В музее хозяйка демонстрирует не только свои рукотворные произведения, но и предметы быта XIX века, гобелены, рушники с сакральными узорами, живописные полотна, старинные фотографии.

 Солдатовы хотят, чтобы к ним приезжали художники, студенты художественных колледжей, чтобы здесь проходили мастер-классы. Это будет не только настоящая школа искусства, но и трепетного отношения к истории.

автор статьи Наталья Плыткевич

Scroll Up